Депонирование произведений и регистрация авторских прав Депонирование произведений и регистрация авторских прав
Депонирование произведений и регистрация авторских прав
Коллективное управление правами помогает авторам и издателям Коллективное управление правами помогает авторам и издателям
Коллективное управление правами помогает авторам и издателям
Лицензирование копирования, зачем это нужно Лицензирование копирования, зачем это нужно
Лицензирование копирования, зачем это нужно
Поставьте “Все права защищены”, когда зарегистрируете произведение Поставьте “Все права защищены”, когда зарегистрируете произведение
Поставьте “Все права защищены”, когда зарегистрируете произведение
Легальное цифровое копирование возможно Легальное цифровое копирование возможно
Легальное цифровое копирование возможно
Авторские права в библиотеках и образовании Авторские права в библиотеках и образовании
Авторские права в библиотеках и образовании
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Главная Новости партнеров Эксперты подробно обсудили антипиратский закон

Эксперты подробно обсудили антипиратский закон

 

 В последнее время активно обсуждается ряд законодательных инициатив, связанных с регулированием авторских прав в Интернете. В Государственной Думе РФ рассматривают обновлённую версию «антипиратского» закона 187-ФЗ. Во втором чтении уже принято расширение действия закона на книги, музыку и программное обеспечение. Также предполагается досудебная процедура урегулирования споров правообладателей и владельцев сайтов.

Правообладатели связывают с обновленным антипиратским законом серьёзные надежды по формированию и регулированию легального рынка книг и музыки. При этом отмечается ряд недостатков, в частности Минэкономразвития РФ указывает, что размер предусмотренных штрафов не соответствует степени общественного вреда, наносимого при нарушении процедуры досудебной блокировки, а блокировка по ссылкам существенно ограничивает права интернет-пользователей и может привести к недобросовестной конкуренции, в связи с чем законопроект претерпевает одну редакцию за другой.

В рамках XXVII Московской международной книжной выставки-ярмарки журнал «Университетская КНИГА» при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям собрал ведущих специалистов для обсуждения изменений антипиратского законодательства и его влияния на книжную отрасль.

Виталий Калятин, ведущий специалист РОСНАНО, член группы разработчиков четвертой части Гражданского кодекса РФ

Проблем действительно много. Если кто заходил на интернет-страницу Госдумы с антипиратским законом, то там видно, какое количество поправок рекомендовано. Идут жесткие дебаты между разными заинтересованными сторонами. Пока какого-то компромисса не найдено. То, что мы видим, это и есть определенный компромисс, но обе стороны им недовольны.

Понятно, что и издатели, и пользователи, и правообладатели недовольны, но за этим в тени остается другой вопрос – закон как был некачественно написан, так никто не сделал никаких шагов для того, чтобы решить имеющиеся правовые проблемы, кроме одного вопроса - вместо удаления информации теперь указывается ограничение доступа к этой информации.

В остальном же там масса технических проблем. Например, статья 144, которая является одной из основных в этом законе, говорит об обеспечительных мерах, и в этой статье написано: «Меры, указанные в настоящей статье…» - при том, что статья не перечисляет ни одной меры. Таких вопросов некачественной подготовки законов очень много.

Это не то что вопрос юридической чистоты, а то, что все они могут быть использованы недобросовестными лицами с обеих сторон – либо для привлечения к ответственности, либо, наоборот, для ухода от ответственности. И для этого существует масса возможностей в данном антипиратском законе. К сожалению, кроме того, что каждая из сторон пытается вставить туда какие-то свои дополнительные аргументы в своих интересах, в этом направлении в этой части ничего не делается. Но расширилась сфера охраны. От кинофильмов перешли к любым произведениям кроме фотографий. Хочу заметить, что если раньше мы говорили об исключительных правах, то теперь обо всех правах. Т.е. сфера значительно расширяется и, соответственно, все дефекты этого закона проявляются более ярко. Если его вернут на доработку в плане того, что в него будут вноситься какие-то глобальные изменения по расширению или сужению этого закона, но не по его корректировке с точки зрения техники, то я буду это только приветствовать. 

Екатерина Чуковская, Главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

Министерство культуры действует в интересах отрасли так, как оно эти интересы понимает. На мой взгляд, даже если новый антипиратский закон будет принят, то работать он не будет, так как существует проблема с терминологией и соотношением разных норм. Ведь даже если исключить все материалы, относящиеся к строго охраняемым, то там останется то, что выходит за рамки профессиональной деятельности в культуре и, соответственно, по любому, даже не изданному тексту будет основание для недобросовестных людей заявить о себе. Мне кажется, что в таком виде, особенно с досудебным урегулированием, которое предлагает Минкультуры, те органы, которые будут призваны этот закон исполнять, сделать этого не смогут и это может делаться не специально.

С другой стороны, интернет-отрасль осуществляет очень сильное противодействие. Все попытки скрутить, не допускать, удавить или ограничить доступ обречены на провал, если не будут сделаны какие-то разрешительные шаги, что-то, что позволит людям, которые становятся по этому закону нарушителями, проявить себя, как законопослушные граждане. Нужны ответные меры – законодательные, организационные. 

Терлецкий, Колесников, Леонтьев, Чуковская обсуждают антипиратский законОлег Колесников, Генеральный директор АЗАПИ (Ассоциация защиты авторских прав в Интернете)

Мне, как практику, этот закон при всех своих недостатках и недоработках реально очень нужен. Обращаю внимание по поводу применимости закона – это касается тех площадок интернета, которые с точки зрения российского законодательства никому не принадлежат. Т.е. у них нет никакого лица, которое бы можно было привлечь к ответственности. Этот закон предполагает реальную процедуру и сайт-нарушитель можно будет, по крайней мере, заблокировать.

Как правило, когда блокируют сайт, тут же появляются лица, готовые выполнять предъявляемые требования. У нас появляется инструмент влияния на те площадки, которые интернет-индустрия не хочет вводить в область действия законодательства. А тут законодательство фактически само наступает и вводит жесткие правовые нормы. При том, что закон выглядит в каких-то местах неаккуратно, грубовато, он реально полезен.

Владимир Харитонов, Руководитель Ассоциации интернет-издателей, представитель Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК)

Я вряд ли могу тут представлять всю интернет-индустрию, как минимум по той причине, что половина присутствующих здесь – тоже представители интернет-индустрии. Что касается позиции Российской ассоциации электронных коммуникаций, то мы последовательно в течение нескольких лет предлагаем одну идею: «Ребята, давайте жить дружно!». Давайте примем что-нибудь по типу Digital Millennium Copyright Act (DMCA) и все будем жить по правилам.

Идея очень простая и, как мне кажется, прагматичная, поскольку проект объединяет именно индустрию, т.е. тех игроков, которые работают в интернете, как и издатели, и предлагает жить по каким-то понятным правилам. В отличие от интернет-индустрии, к сожалению, правообладатели очень долго вообще ничего не хотели слышать об DMCA, потом долго не могли договориться по поводу DMCA, и когда пришел «ужасный» депутат со своим законом, то оказалось, что там DMCA вроде как есть, а вроде как и нет. Еще и написано там всё очень плохо.

Что мы имеем в результате? Мы имеем закон, который действительно очень плохо написан, закон, который будет плохо работать, закон, который принимается только для того, чтобы всех напугать. Вот смотрите, как работает этот закон в части контента. Мы сталкиваемся с каким-то валом судебных дел, разбирательств, пиратский контент куда-то из интернета исчез? Нет, конечно. Так или иначе, он там остался. Ну, на каких-то сайтах чего-то там нельзя найти, но можно найти на других сайтах.

Господин Акопов очень хотел, чтобы из Рунета исчез главный его конкурент – торрент TurboFilm. Да, он исчез, но работает теперь через защищенную сеть VPN, продолжает выкладывать в высоком качестве материалы с хорошим переводом, с дополнительными сервисами для пользователей.

Т.е. закон, который принимается, мало того, что работать не будет, так он еще действительно создаст условия для его произвольного исполнения с любой стороны. Даются в руки лопаты, которыми можно махать направо и налево. Да, конечно, сумасшедший человек с лопатой – это страшно, а нам с этим со всем жить.

Василий Терлецкий, Генеральный директор Российского авторско-правового общества КОПИРУС

Насколько известно и было объявлено представителями Госдумы, принятые во втором чтении в начале весны поправки к антипиратскому закону планируется обратно вернуть во второе чтение и пересмотреть вместе со всеми поступившими предложениями и поправками, которые сейчас уже поступили в профильный комитет Госдумы. Это значит, что даже в принятый во втором чтении вариант будут добавлены еще ряд поправок, в том числе основной из них является предложение Министерства культуры о штрафах к пользователям – и физическим, и юридическим лицам.

Я считаю, что антипиратский закон в нынешней редакции еще совсем немного поработал. Невзирая на то, что сказал Владимир Харитонов, его принятие было шагом вперед и началом хоть какого-то регулирования и процедур урегулирования конфликтов в сфере использования контента. Однако сейчас, как видно, все новые поправки и предложения повели закон по несколько иному пути.

С одной стороны, расширение на все виды контента – это явный шаг вперед по совершенствованию действия антипиратского закона. С другой стороны, осложнение процедур и недоработки являются явным тормозом к совершенствованию уже имеющегося и показавшего себя хоть как-то положительно антипиратского закона.

В частности, для меня является очевидной необходимость упрощенного досудебного урегулирования споров, но при этом совершенно непонятно – при чем же здесь штрафы, если дальнейшая процедура предполагает решение по суду? Либо нужно полностью удалять судебное урегулирование конфликтов и оставлять штрафы, либо запланированные и предложенные Министерством культуры штрафы нужно убирать из проекта закона.

Я очень надеюсь на активную и плодотворную работу всех заинтересованных сторон, включая комитет Госдумы, который во втором чтении сможет внести только нужные поправки в закон.

Владимир Фирсов, Президент Российской библиотечной ассоциации (РБА)

Со своей стороны идейно и принципиально я приветствую появление антипиратского закона. Расширение сферы его действия с моей точки зрения положительно повлияет на правоотношения в интернет-среде. Библиотеки уже продемонстрировали многолетний опыт – они являются самыми законопослушными игроками в информационном поле.

Для нас принципиально важно расширение ограничительных или правоприменительных мер на нелегальный контент, потому что это однозначно должно повлиять на повышение спроса на легальный контент. Я подразумеваю литературные произведения, производителем которых является библиотека. Сейчас у нас есть хорошие, грамотные с правовой точки зрения и достаточно четкие правила производства электронного контента – два основных механизма. Один механизм – это выкуп авторских прав для представления в электронной форме в рамках проекта «Национальная электронная библиотека». Второй механизм – все те нормы о переводе материала в электронную форму и согласования с правообладателем, которые зафиксированы в новой редакции Гражданского кодекса. В целом я приветствую появление этого закона, как играющего положительную роль в повышении культуры пользователя, поскольку он будет обращаться к легальному контенту, и в повышении качества производимого продукта для предоставления в электронном виде библиотеками.

Что касается технологической, точнее практической стороны применения закона, то закон нуждается в дополнениях и исправлениях, потому что пункт о порядке блокирования в досудебном разбирательстве носит абсурдный характер.

Александр Вислый, Генеральный директор Российской государственной библиотеки (РГБ)

Хочу обратить внимание на один момент. Сколько у нас фильмов в Интернете было размещено и с чем мы боремся – ну 1,5-2 тысячи, ну 5 тысяч. Переходя к литературным произведениям, мы будем иметь миллионы правообладателей. Среди них будет может быть 10%, которые будут отстаивать свои права и это очень много. А при внесудебном порядке блокировки сайтов в первую очередь пострадают библиотеки – 100%.

Сергей Дарий, директор издательства "Юрайт"

Хочу представить отношение к этому закону стороны издателей. Скажу как практик, который сталкивается с проблемой пиратства. До принятия закона я его приветствовал. С другой стороны – да, это несовершенный, сырой законопроект, требующий добавления многих моментов, корректировок. Но сам факт его появления настолько дисциплинировал интернет-сообщество, что жить стало гораздо проще. Если раньше, обнаружив свою книгу на каком-то сайте, мы писали письмо, чтобы убрать пиратский контент, то в 40% случаев мы получали отказ – сайт не наш, мы просто предоставляем площадку и прочее, то сейчас произведения убираются. Т.е. уже можно работать. Стало больше дисциплины. Я закон приветствую, правильно, что он есть, а совершенствовать его конечно надо.

Как действительно можно сохранить баланс - чтобы и правообладатель уверен в легальности использования своего контента, и общество потребителей сохраняло за собой права на доступ к информации, и провайдер оперативно реагировал на информацию о наличии на его ресурсах нелегального контента?